Кровавые ошибки центральных банков: пример Японии

Если несколько лет назад прогнозы о том, что центробанки развяжут войны, которые приведут к кровопролитию и социальным конфликтам, казались полным безумием, то сейчас практически все поняли, как дорого могут обходиться ошибки, которые центробанки совершают часто.Например, в последней заметке с комментариями о ситуации на рынке Криса Эндрю и Мустафы Заиди из Clarmond, названной “Кровавой оргией”, аналитики недвусмысленно предупреждают, что “центробанки в настоящее время предоставляют избыточный объем кредитования, который повлечет за собой кровавую оргию”.Подобное мнение всего несколько лет назад вызвало бы скандальное возмущение в мире финансов, а теперь считается явным признаком того, как “все это” закончится.Текущий путь Банка Японии напоминает о подобном периоде 80 лет назад. Эта политика, которую преследуют другие центробанки мира, приведет к катастрофе.”Один человек – одно убийство” – идеология Ниссо, лидера “Кейцумейдан”, японской ультранационалистической группировки 1930-х гг., приверженной очищению страны от “предателей” – бизнес-лидеров и правительства.Первым именем в их списке смертей был Иноуэ Джунносуке, бывший министр финансов, бывший глава Банка Японии (BOJ): его застрелили, когда он находился в детском саду. Следующим стал Дэн Такума, глава Mitsui Group, японского Goldman Sachs: он был расстрелян перед своим офисом в фешенебельном районе Нихонбаши. Дальнейшие атаки на BOJ и Mitsubishi Bank продолжились, но безуспешно.”Мир космополитичных финансов столкнулся с националистическим негодованием”. Либеральная элита была ошеломлена, будучи не в состоянии справиться с социальными потрясениями того времени, и на фоне парализованного истеблишмента общественность стала чувствовать себя прекрасной мишенью для убийц. Например, министр финансов Такахаши Корекио. Он успокоил националистов, отстояв масштабное финансирование дефицита за счет BOJ, чтобы вытянуть Японию из экономического болота.Экономика Японии в скором времени вошла в период экономического роста со стабильными ценами, полной занятостью на рынке труда и работающими фабриками, полной “экономической нирваной”. Семь десятилетий спустя эти результаты были отмечены успехом другого главы центробанка, пытающегося воспользоваться подобным трюком, – Бена Бернанке.План Корекио состоял в том, чтобы финансировать государственные расходы за счет того, что BOJ напрямую покупал все выпущенные правительством облигации. Надежда базировала на следующей ситуации: когда условия и инфляция улучшатся, облигации будут проданы обратно на рынок. Четыре года спустя баланс Банка Японии составлял 90% ВВП, а экономика полностью зависела от государственных расходов, финансируемых регулятором.Поскольку появился первый скромный намек на инфляцию, Корекио попытался провести публичное размещение гособлигаций, но это не удалось. Стало ясно, что облигации, которые числились на балансе BOJ, никогда не будут проданы. Борьба Корекио завершилась тем, что он разделил судьбу, схожую с судьбой Джунносуке, и был убит при нападении мачете. Поскольку баланс ЦБ Японии преодолел 100% ВВП, пути назад не было, путь к конфликту был подогрет раздувшимся балансом и деньгами, которые наводнили военную отрасль.Текущий баланс Банка Японии теперь снова пересек эту отметку 100% ВВП. Все идет к тому, что банк Японии будет владеть 45% гособлигаций. И конца этому не видно, поскольку BOJ ежемесячно выкупает долг на сумму $60 млрд.

 

При нынешних темпах современный регулятор к 2019 г. станет гордым владельцем 60% местного рынка облигаций. Цена для японской правительственной облигации уже не является рыночной, это актив, цена на который устанавливается BOJ. Ключевое различие между сегодняшним временем и 1930-ми гг. заключается в том, что в Японии сейчас открыто свободное движение капитала, поэтому единственная рыночная мера, не имеющая ограничений, – это валюта. Продолжающаяся девальвация иены будет глубокой, японские акции продолжат рост, приспосабливаясь к падению валюты.Но есть еще более темная сторона действий BOJ и других центробанков. Центробанки продолжают выступать в качестве посредников их правительств. Они обеспечивают финансирование этих бумаг на фоне основных социальных волнений, откладывая давно назревший и столь необходимый диалог.
Когда историки оглядываются назад и видят балансы центробанков, они справедливо предполагают, что идет мировая война, так как каждый баланс центробанка сейчас приближается или превышает уровни, которые не наблюдались с 1945 г. Однако тревожная истина заключается в том, что у нас нет внешних врагов, с которыми надо было бы бороться. Центробанки лишь поддерживают нужную траекторию роста. Текущие социальные контракты погрязли в зыбучих песках мировых финансов. Это поддерживается живыми балансовыми отчетами центробанков, которые выполняют требования своих правительств, чтобы политикам не приходилось делать неприятный выбор перед своим электоратом. Это трусливое поведение порождает лозунги и слоганы, которые предоставляют такие знакомые, но такие ложные средства: “Установите контроль над банками”, “Америка в первую очередь”, “Один пояс – один путь”, “Один человек – одно убийство”. Центробанки в настоящее время предоставляют избыточный объем кредитования, который в прошлом заканчивался кровавым финалом в некоторых случаях.


Подробнее: http://www.vestifinance.ru/articles/92536

comments powered by HyperComments